Что такое зависимость?

Известно, что многие «плохие привычки» (а иногда это самые настоящие зависимости) прямым образом негативно влияют на сердечно-сосудистую систему. В частности, чрезмерное употребление алкоголя, точнее, образованный в результате его распада в организме ацетальдегид, вызывает повышение кровяного давления, сердечную аритмию, кардиомиопатию и другие расстройства.

Необузданная любовь к сладкому ведет к воспалению стенок артерий и, как следствие, ускорению накопления холестерина (доктор Дуайт Ланделл «Хирург-кардиолог рассказывает о том, что реально вызывает сердечные заболевания»  https://live-up.co/realnye-prichiny-serdechno-sosudistyx-zabolevanij/ ).

Многие вещи в чрезмерном количестве вредны, но часто человек становится паталогически к ним привязан и не может отказаться, даже понимая, что это для него потенциально смертельная опасность.

Привязанность? Нет, зависимость…

Тема зависимости человека очень обширна, чтобы можно было исчерпывающе рассмотреть ее в рамках одной статьи. Выскажусь только о том, что показывает мой жизненный и профессиональный опыт.

Да, человек не может быть абсолютно свободен от желаний, и всегда ему что-то нужно. Иногда эти желания могут перерастать в более глубокие состояния, которые упрощенно можно назвать «привязанность» и «зависимость».

Между этими двумя понятиями есть существенные отличия.

Если у человека отнимается предмет привязанности, это на некоторое время вызывает чувство грусти (может даже тоски), но не лишает смысла жизни. В такой ситуации человек обычно в состоянии самостоятельно адаптироваться к измененной реальности, и дальше снова всё хорошо.

При зависимости невозможность удовлетворить желание вызывает серьезную «ломку», сопровождающуюся ощущением потери смысла жизни. И человек сделает все возможное, чтобы получить предмет зависимости любой ценой, даже переступив через социальные нормы. Самостоятельно справиться со своими зависимостями могут очень немногие.

Наиболее наглядно «привязанность» и «зависимость» можно проиллюстрировать на примере отношения к алкоголю. Большинство людей любит выпить в компании по поводу. Неожиданное отсутствие в подобной ситуации алкоголя вызовет на первом этапе чувство досады, будут предприняты попытки найти алкоголь. Если не удастся, радость общения это не отменит, и смысл мероприятия не будет потерян. При алкогольной зависимости – алкоголь и есть основной смысл мероприятия, без него «вечер потерян».

Грань между поведением человека зависимого и еще не перешедшего эту грань достаточно тонка. И хотя существуют международные диагностические критерии, установленные ВОЗ, мы, психиатры, не всегда эту разницу можем уловить.

«Он улетел, но обещал вернуться…»

Что характерно для нормального поведения? Если человек пережил потерю, адаптировался к новому положению вещей, возвращение предмета былой привязанности может уже не вызвать прежних чувств («проехали»).

С зависимостью обычно все по-другому: пережив ломки, человек может научиться жить без предмета своей зависимости, и его жизнь будет нормальной и полноценной. Но… при возвращении этого предмета чувство вожделения к нему возникает с новой силой, и «срыв» практически гарантирован, если человек не прилагает сознательные усилия на противодействие этому чувству.

Вот здесь надо понять важный момент: приобретенная зависимость – это «прорванная граница», которую уже не восстановишь. Можно усилием воли и с помощью специалистов вернуться обратно на свою территорию, но «дыра» останется навсегда, и человеку нужно научиться с этим жить и быть начеку, чтобы не сорваться.

Поэтому лучше всего, по возможности, удалить предмет зависимости как можно дальше, в идеале, полностью исключить из употребления. Но это не всегда возможно. В отношении алкоголя, наркотиков и т.п. полный отказ возможен и обязателен. А вот с рафинированными углеводами вопрос решается уже намного труднее – исключить невозможно, но ограничивать необходимо.

Для успешной борьбы с зависимостью для человека важно найти какое-то интересное полезное (или хотя бы безвредное) занятие, отвлекающее или «замещающее» зависимое поведение.

Случай из практики, почти анекдотичный. Мой коллега после проведенного лечения любит писать в рекомендациях по сохранению режима трезвости: » Грибы, ягоды, рыбалка.» Это очень верно, так как в лечении зависимых больных определяющим условием является переключение их внимания на что-либо более конструктивное, а людей из сельских районов у нас всегда много. Через несколько месяцев звонит его жена и говорит: «Доктор, он действительно не пьет, Ваш метод нам помог, но дом как был недостроенным, так и остался! Все освободившиеся от запоев время мой муж проводит в лесу и на рыбалке!»

Объектом зависимости может оказаться абсолютно любая деятельность, когда она значительно выходит за рамки «среднего», отрывает человека от повседневной жизни, заменяет общение с близкими людьми, мешает выполнению повседневных дел – как говорят врачи и психологи, приводит к дезадаптации в обществе.  А невозможность эту деятельность осуществлять вызывает резкое снижение настроения, раздражительность, тревогу, злость и др. негативные эмоции.  И если в работе с хроническими зависимостями все более-менее понятно, то нехимические сейчас находятся на этапе исследований, в перечне таких зависимостей появляются всё новые наименования – к ним относят шопоголизм, трудоголизм, любовные аддикции,  ургентную зависимость, патологическую страсть к азартным играм, технологические, спортивные и мн. другие.

Что дальше?

Означает ли это, что зависимый стал «ненормальным» навсегда, даже если отказался от предмета своей зависимость (находится в состоянии устойчивой ремиссии)?

В отношении мужчин с уверенностью можно сказать, что человека определяют поступки, а не диагнозы. Я знаю немалое количество людей с хроническими диагнозами, которые победили пагубные пристрастия и живут намного более полноценной и полезной жизнью, чем «здоровые». Многих именно приход «к краю» подвиг на переосмысление жизни и сделал ее более наполненной.  Вокруг них намного больше людей, которые их любят и благодарны за все хорошее, что те делают.

***

P.S. Для общей информированности могу еще добавить к теме, что состояние химической зависимости – эндорфинодефицитное. Под воздействием постоянного длительного употребления алкоголя (и др. наркотикоподобных веществ, включая сахар), мозг отучается самостоятельно вырабатывать нужное количество эндорфинов и серотонина. Как уже я писала в предыдущих статьях, простимулировать возобновление мозговой деятельности по выработке этих веществ можно с помощью транскраниальной электростимуляции мозга (ТЭС). А это в свою очередь способствует снижению тяги к предмету зависимости.

Статья написана для сайта «ежедневник cardio.today«.

Коляда Александра Владимировна, врач психотерапевт высшей квалификационной категории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>